Святой Равноапостольный Великий князь Владимир

Святый равноапостольный Великий князь Владимир

Вспоминание событий, произошедших 1031 год назад, помогает нам помнить об истинной истории, об единстве земли русской, русского народа и русской государственности, что немаловажно особенно сейчас на фоне сфабрикованных в современное время легенд о раздельных историях, государствах и нациях.

В среду Церковь чтила память равноапостольной великой княгини Ольги (носительниц этого прекрасного имени - с прошедшим Днем Ангела!), первой принявшей христианство на Руси.
Пророческими оказались слова крестившего ее Патриарха Феофилакта: «Благословенна ты в женах русских, ибо оставила тьму и возлюбила Свет. Прославлять тебя будут сыны русские до последнего рода!»

Будущий Великий князь Владимир был внуком великой княгини Ольги, но начал свое царствование как ярый язычник.
Получив после смерти отца Святополка, не принявшего христианство, место на княжение в Новгороде, Владимир воз­глав­ля­ет по­ход, в ко­то­ром ему со­чув­ству­ет вся язы­че­ская Русь, про­тив своего брата Яро­пол­ка-хри­сти­а­ни­на, или, во вся­ком слу­чае, по сви­де­тель­ству ле­то­пи­си, «дав­ше­го ве­ли­кую во­лю хри­сти­а­нам», и всту­па­ет 11 июня 978 го­да в Ки­ев, став «еди­но­держ­цем» Ки­ев­ско­го го­су­дар­ства, «по­ко­рив окрест­ные стра­ны, од­ни – ми­ром, а непо­кор­ных – ме­чем».

Мо­ло­дой Вла­ди­мир пре­да­вал­ся бур­ной чув­ствен­ной жиз­ни, хо­тя да­ле­ко не был та­ким сла­сто­люб­цем, ка­ким его ино­гда изо­бра­жа­ют. Он «пас свою зем­лю прав­дою, му­же­ством и ра­зу­мом», как доб­рый и ра­чи­тель­ный хо­зя­ин, при необ­хо­ди­мо­сти рас­ши­рял и обо­ро­нял ее пре­де­лы си­лой ору­жия, а воз­вра­ща­ясь из по­хо­да, устра­и­вал для дру­жи­ны и для все­го Ки­е­ва щед­рые и ве­се­лые пи­ры.

Но Гос­подь го­то­вил ему иное по­при­ще.

Где умно­жа­ет­ся грех, там, – по сло­ву апо­сто­ла, – пре­и­зоби­лу­ет бла­го­дать.

«И при­и­де на него по­се­ще­ние Выш­не­го, при­з­ре на него Все­ми­ло­сти­ве око Бла­го­го Бо­га, и вос­си­я­ла мысль в серд­це его, да ра­зу­ме­ет су­е­ту идоль­ско­го пре­льще­ния, да взы­щет Еди­но­го Бо­га, со­тво­рив­ше­го все ви­ди­мое и неви­ди­мое».

Он за­во­е­вал Га­ли­цию, сми­рил вя­ти­чей, во­е­вал с пе­че­не­га­ми, рас­про­стра­нил пре­де­лы сво­ей дер­жа­вы от Бал­тий­ско­го мо­ря на се­ве­ре до ре­ки Буг на юге. У него бы­ло пять жен и мно­го­чис­лен­ные на­лож­ни­цы. На Ки­ев­ских го­рах он уста­но­вил идо­лов, ко­то­рым ста­ли при­но­сить че­ло­ве­че­ские жерт­вы. То­гда по­гиб­ли за Хри­ста ва­ря­ги Фе­о­дор и Иоанн. Об­сто­я­тель­ства их смер­ти про­из­ве­ли на Вла­ди­ми­ра силь­ное впе­чат­ле­ние, и он на­чал со­мне­вать­ся в ис­тин­но­сти язы­че­ской ве­ры.

По при­гла­ше­нию кня­зя в Ки­ев при­хо­ди­ли про­по­вед­ни­ки из раз­ных стран: по­слы от бол­гар-му­суль­ман, жив­ших за Вол­гой, нем­цы-ла­ти­няне, иудеи и гре­ки. Князьрас­спра­ши­вал об их ве­ре, и каж­дый пред­ла­гал ему свою ве­ру.
Но са­мое силь­ное впе­чат­ле­ние про­из­вел на него пра­во­слав­ный гре­че­ский про­по­вед­ник, ко­то­рый в за­клю­че­ние сво­ей бе­се­ды по­ка­зал ему кар­ти­ну Страш­но­го су­да.

По со­ве­ту бо­яр Вла­ди­мир от­пра­вил де­сять муд­рых му­жей, чтобы ис­пы­тать на ме­сте, чья ве­ра луч­ше.

Ко­гда эти рус­ские по­слы при­бы­ли в Кон­стан­ти­но­поль, то ве­ли­ко­ле­пие Со­фий­ско­го хра­ма, строй­ное пе­ние при­двор­ных пев­чих и тор­же­ствен­ность пат­ри­ар­шей служ­бы тро­ну­ли их до глу­би­ны ду­ши:

«Мы не зна­ли, – го­во­ри­ли они по­том Вла­ди­ми­ру, – на зем­ле мы сто­я­ли или на небе».

А бо­яре тут же ему за­ме­ти­ли: «Ес­ли бы ве­ра гре­че­ская не бы­ла луч­ше дру­гих вер, не при­ня­ла бы ее баб­ка твоя Оль­га – муд­рей­шая из лю­дей».

Де­ло при­ня­тия Кре­ще­ния об­лег­ча­лось для него внеш­ни­ми об­сто­я­тель­ства­ми. Ви­зан­тий­скую им­пе­рию со­тря­са­ли уда­ры мя­теж­ных пол­ко­вод­цев Вар­ды Скли­ра и Вар­ды Фо­ки, каж­дый из ко­то­рых уже при­ме­ри­вал цар­скую ко­ро­ну. В труд­ных усло­ви­ях им­пе­ра­то­ры, бра­тья-со­пра­ви­те­ли Ва­си­лий Бол­га­ро­бой­ца и Кон­стан­тин, об­ра­ти­лись за по­мо­щью к Вла­ди­ми­ру.
Со­бы­тия раз­ви­ва­лись быст­ро. В ав­гу­сте 987 го­да Вар­да Фо­ка про­воз­гла­сил се­бя им­пе­ра­то­ром и дви­нул­ся на Кон­стан­ти­но­поль, осе­нью то­го же го­да по­слы им­пе­ра­то­ра Ва­си­лия бы­ли в Ки­е­ве.

«И ис­то­щи­лись бо­гат­ства его (Ва­си­лия), и по­бу­ди­ла его нуж­да всту­пить в пе­ре­пис­ку с ца­рем Рус­сов. Они бы­ли его вра­га­ми, но он про­сил у них по­мо­щи, – пи­шет о со­бы­ти­ях 980-х го­дов один из араб­ских хро­ни­стов. – И царь рус­сов со­гла­сил­ся на это и про­сил свой­ства с ним».

В на­гра­ду за во­ен­ную по­мощь Вла­ди­мир про­сил ру­ки сест­ры им­пе­ра­то­ров Ан­ны, что бы­ло для ви­зан­тий­цев неслы­хан­ной дер­зо­стью. Прин­цес­сы кро­ви ни­ко­гда не вы­хо­ди­ли за­муж за «вар­вар­ских» го­су­да­рей, да­же хри­сти­ан. В свое вре­мя ру­ки той же Ан­ны до­мо­гал­ся для сво­е­го сы­на им­пе­ра­тор От­тон Ве­ли­кий, и ему бы­ло от­ка­за­но, но сей­час Кон­стан­ти­но­поль вы­нуж­ден был со­гла­сить­ся.

Был за­клю­чен до­го­вор, со­глас­но ко­то­ро­му Вла­ди­мир дол­жен был по­слать в по­мощь им­пе­ра­то­рам шесть ты­сяч ва­ря­гов, при­нять Свя­тое Кре­ще­ние и при этом усло­вии по­лу­чить ру­ку ца­рев­ны Ан­ны. Так в борь­бе че­ло­ве­че­ских устрем­ле­ний во­ля Бо­жия опре­де­ли­ла вхож­де­ние Ру­си в бла­го­дат­ное ло­но Церк­ви Все­лен­ской.

Ве­ли­кий князь Вла­ди­мир при­ни­ма­ет Кре­ще­ние и на­прав­ля­ет в Ви­зан­тию во­ен­ную под­мо­гу. С по­мо­щью рус­ских мя­теж был раз­гром­лен, а Вар­да Фо­ка убит. Но гре­ки, об­ра­до­ван­ные неожи­дан­ным из­бав­ле­ни­ем, не то­ро­пят­ся вы­пол­нить свою часть уго­во­ра.

Воз­му­щен­ный гре­че­ским лу­кав­ством, князь Вла­ди­мир «вбор­зе собра вся своя» и дви­нул «на Кор­сунь, град гре­че­ский», древ­ний Хер­со­нес. Пал «непри­ступ­ный» оплот ви­зан­тий­ско­го гос­под­ства на Чер­ном мо­ре, один из жиз­нен­но важ­ных уз­лов эко­но­ми­че­ских и тор­го­вых свя­зей им­пе­рии. Удар был на­столь­ко чув­стви­те­лен, что эхо его ото­зва­лось по всем ви­зан­тий­ским пре­де­лам.

Ре­ша­ю­щий до­вод сно­ва был за Вла­ди­ми­ром. Его по­слы, во­е­во­да Олег и Ждь­берн, при­бы­ли вско­ре в Ца­рь­град за ца­рев­ной. Во­семь дней ушло на сбо­ры Ан­ны, ко­то­рую бра­тья уте­ша­ли, под­чер­ки­вая зна­чи­тель­ность пред­сто­я­ще­го ей по­дви­га: спо­соб­ство­вать про­све­ще­нию Рус­ско­го го­су­дар­ства и зем­ли их, сде­лать их на­все­гда дру­зья­ми Ро­мей­ской дер­жа­вы.

В Та­ври­де ее ждет свя­той Вла­ди­мир, к ти­ту­лам ко­то­ро­го при­ба­вил­ся но­вый, еще бо­лее бле­стя­щий – це­сарь (царь, им­пе­ра­тор). Над­мен­ным вла­ды­кам Кон­стан­ти­но­по­ля при­шлось усту­пить и в этом – по­де­лить­ся с зя­тем це­сар­ски­ми (им­пе­ра­тор­ски­ми) ин­сиг­ни­я­ми.

В неко­то­рых гре­че­ских ис­точ­ни­ках свя­той Вла­ди­мир име­ну­ет­ся с то­го вре­ме­ни «мо­гу­ще­ствен­ным ба­силев­сом», он че­ка­нит мо­не­ты по ви­зан­тий­ским об­раз­цам и изо­бра­жа­ет­ся на них со зна­ка­ми им­пе­ра­тор­ской вла­сти: в цар­ской одеж­де, на го­ло­ве – им­пе­ра­тор­ская ко­ро­на, в пра­вой ру­ке – ски­петр с кре­стом.

С ца­рев­ной при­был по­свя­щен­ный свя­тым пат­ри­ар­хом Ни­ко­ла­ем II Хри­зо­вер­гом на Рус­скую ка­фед­ру мит­ро­по­лит Ми­ха­ил со сви­той, кли­ром, мно­ги­ми свя­ты­ми мо­ща­ми и дру­ги­ми свя­ты­ня­ми.
В древ­нем Хер­со­не­се, где каж­дый ка­мень пом­нил свя­то­го Ан­дрея Пер­во­зван­но­го, свер­ши­лось вен­ча­ние свя­то­го рав­ноап­о­столь­но­го Вла­ди­ми­ра и бла­жен­ной Ан­ны, на­пом­нив и под­твер­див ис­кон­ное един­ство бла­го­ве­стия Хри­сто­ва на Ру­си и в Ви­зан­тии. Кор­сунь, «ве­но ца­ри­цы», был воз­вра­щен Ви­зан­тии. Ве­ли­кий князь вес­ной 988 го­да от­прав­ля­ет­ся с су­пру­гой через Крым, Та­мань, Азов­ские зем­ли, вхо­див­шие в со­став его об­шир­ных вла­де­ний, в об­рат­ный путь к Ки­е­ву.
Впе­ре­ди ве­ли­ко­кня­же­ско­го по­ез­да с ча­сты­ми мо­леб­на­ми и несмол­ка­ю­щи­ми свя­щен­ны­ми пес­но­пе­ни­я­ми нес­ли кре­сты, ико­ны, свя­тые мо­щи. Ка­за­лось, са­ма Свя­тая Все­лен­ская Цер­ковь дви­ну­лась в про­сто­ры Рус­ской зем­ли, и об­нов­лен­ная в ку­пе­ли Кре­ще­ния Свя­тая Русь от­кры­ва­лась на­встре­чу Хри­сту и Его Церк­ви.

На­сту­пи­ло неза­бы­ва­е­мое и един­ствен­ное в рус­ской ис­то­рии утро Kре­ще­ния ки­ев­лян в во­дах Дне­пра. На­ка­нуне свя­той Вла­ди­мир объ­явил по го­ро­ду: «Ес­ли кто не при­дет зав­тра на ре­ку – бо­га­тый или бед­ный, ни­щий или раб – бу­дет мне враг». Свя­щен­ное же­ла­ние свя­то­го кня­зя бы­ло ис­пол­не­но бес­пре­ко­слов­но: «в од­но вре­мя вся зем­ля на­ша вос­сла­ви­ла Хри­ста со От­цем и Свя­тым Ду­хом».

Труд­но пе­ре­оце­нить глу­би­ну ду­хов­но­го пе­ре­во­ро­та, со­вер­шив­ше­го­ся мо­лит­ва­ми свя­то­го рав­ноап­о­столь­но­го Вла­ди­ми­ра в рус­ском на­ро­де, во всей его жиз­ни, во всем ми­ро­воз­зре­нии.

В чи­стых ки­ев­ских во­дах, как в «бане па­ки­бы­тия», осу­ще­стви­лось та­ин­ствен­ное пре­об­ра­же­ние рус­ской ду­хов­ной сти­хии, ду­хов­ное рож­де­ние на­ро­да, при­зван­но­го Бо­гом к неви­дан­ным еще в ис­то­рии по­дви­гам хри­сти­ан­ско­го слу­же­ния че­ло­ве­че­ству. – «То­гда на­чал мрак идоль­ский от нас от­хо­дить, и за­ря пра­во­сла­вия яви­лась, и Солн­це Еван­гель­ское зем­лю на­шу оси­я­ло».

В па­мять свя­щен­но­го со­бы­тия, об­нов­ле­ния Ру­си во­дою и Ду­хом, уста­но­вил­ся в Рус­ской Церк­ви обы­чай еже­год­но­го крест­но­го хо­да «на во­ду» 1 ав­гу­ста, со­еди­нив­ший­ся впо­след­ствии с празд­не­ством Про­ис­хож­де­ния Чест­ных Древ Жи­во­тво­ря­ще­го Кре­ста Гос­под­ня, об­щим с Гре­че­ской Цер­ко­вью, и рус­ским цер­ков­ным празд­не­ством Все­ми­ло­сти­во­му Спа­су и Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­це (уста­нов­лен­ным свя­тым Ан­дре­ем Бо­го­люб­ским в 1164 го­ду).

В этом со­еди­не­нии празд­ни­ков на­шло точ­ное вы­ра­же­ние рус­ское бо­го­слов­ское со­зна­ние, для ко­то­ро­го нераз­рыв­ны Кре­ще­ние и Крест.

Всю­ду по Свя­той Ру­си, от древ­них го­ро­дов до даль­них по­го­стов, по­ве­лел свя­той Вла­ди­мир нис­про­верг­нуть язы­че­ские тре­би­ща, ис­сечь ис­ту­ка­нов, а на ме­сте их ру­бить по хол­мам церк­ви, освя­щать пре­сто­лы для Бес­кров­ной Жерт­вы. Хра­мы Бо­жии вы­рас­та­ли по ли­цу зем­ли, на воз­вы­шен­ных ме­стах, у из­лу­чин рек, на ста­рин­ном пу­ти «из ва­ряг в гре­ки» – слов­но пу­те­вод­ные зна­ки, све­то­чи на­род­ной свя­то­сти.

Про­слав­ляя хра­мо­зда­тель­ные тру­ды рав­ноап­о­столь­но­го Вла­ди­ми­ра, ав­тор «Сло­ва о за­коне и бла­го­да­ти», свя­ти­тель Ила­ри­он, мит­ро­по­лит Ки­ев­ский, вос­кли­цал:
«Ка­пи­ща раз­ру­ша­ют­ся, и церк­ви по­став­ля­ют­ся, идо­лы со­кру­ша­ют­ся и ико­ны свя­тых яв­ля­ют­ся, бе­сы убе­га­ют, Крест гра­ды освя­ща­ет».

С пер­вых ве­ков хри­сти­ан­ства ве­дет на­ча­ло обы­чай воз­дви­гать хра­мы на раз­ва­ли­нах язы­че­ских свя­ти­лищ или на кро­ви свя­тых му­че­ни­ков. Сле­дуя это­му пра­ви­лу, свя­той Вла­ди­мир по­стро­ил храм свя­то­го Ва­си­лия Ве­ли­ко­го на хол­ме, где на­хо­дил­ся жерт­вен­ник Пе­ру­на, и за­ло­жил ка­мен­ный храм Успе­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы (Де­ся­тин­ный) на ме­сте му­че­ни­че­ской кон­чи­ны свя­тых ва­ря­гов-му­че­ни­ков (па­мять 12 июля).

Ве­ли­ко­леп­ный храм, при­зван­ный стать ме­стом слу­же­ния мит­ро­по­ли­та Ки­ев­ско­го и всея Ру­си, пер­во­пре­столь­ным хра­мом Рус­ской Церк­ви, стро­ил­ся пять лет, был бо­га­то укра­шен на­стен­ной фрес­ко­вой жи­во­пи­сью, кре­ста­ми, ико­на­ми и свя­щен­ны­ми со­су­да­ми, при­ве­зен­ны­ми из Кор­су­ня.

День освя­ще­ния хра­ма Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, 12 мая (в неко­то­рых ру­ко­пи­сях – 11 мая), свя­той Вла­ди­мир по­ве­лел вне­сти в ме­ся­це­сло­вы для еже­год­но­го празд­но­ва­ния. Со­бы­тие бы­ло со­от­не­се­но с су­ще­ство­вав­шим уже празд­ни­ком 11 мая, свя­зы­вав­шим но­вый храм двой­ной пре­ем­ствен­но­стью. Под этим чис­лом от­ме­ча­ет­ся в свят­цах цер­ков­ное «об­нов­ле­ние Ца­рь­гра­да» – по­свя­ще­ние свя­тым им­пе­ра­то­ром Кон­стан­ти­ном но­вой сто­ли­цы Рим­ской им­пе­рии, Кон­стан­ти­но­по­ля, Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­це (в 330 го­ду). В тот же день при свя­той рав­ноап­о­столь­ной Оль­ге освя­щен в Ки­е­ве храм Со­фии – Пре­муд­ро­сти Бо­жи­ей (в 960 го­ду). Свя­той рав­ноап­о­столь­ный Вла­ди­мир, освя­тив ка­фед­раль­ный со­бор Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, по­свя­щал тем са­мым, вслед за рав­ноап­о­столь­ным Кон­стан­ти­ном, столь­ный град Зем­ли Рус­ской, Ки­ев, Вла­ды­чи­це Небес­ной.

Под вли­я­ни­ем свя­то­го кня­зя кре­сти­лись и неко­то­рые вид­ные ино­зем­цы, на­при­мер, жив­ший несколь­ко лет в Ки­е­ве нор­веж­ский ко­нунг (ко­роль) Олаф Трюг­г­ва­сон († 1000), зна­ме­ни­тый То­рвальд Пу­те­ше­ствен­ник, ос­но­ва­тель мо­на­сты­ря свя­то­го Иоан­на Пред­те­чи на Дне­пре под По­лоц­ком, и дру­гие. В да­ле­кой Ис­лан­дии по­эты-скаль­ды на­зва­ли Бо­га «хра­ни­те­лем гре­ков и рус­ских».

Сред­ством хри­сти­ан­ской про­по­ве­ди бы­ли и зна­ме­ни­тые пи­ры свя­то­го Вла­ди­ми­ра: по вос­кре­се­ньям и боль­шим цер­ков­ным празд­ни­кам по­сле ли­тур­гии вы­став­ля­лись для ки­ев­лян обиль­ные празд­нич­ные сто­лы, зво­ни­ли ко­ло­ко­ла, сла­во­сло­ви­ли хо­ры, «ка­ли­ки пе­ре­хо­жие» пе­ли бы­ли­ны и ду­хов­ные сти­хи.

На­при­мер, 12 мая 996 го­да по по­во­ду освя­ще­ния Де­ся­тин­ной церк­ви князь «со­тво­ри пи­ро­ва­ние свет­ло», «раз­да­вая име­ния мно­го убо­гим, и ни­щим, и стран­ни­кам, и по церк­вам и по мо­на­сты­рям. Боль­ным же и ни­щим до­став­лял по ули­цам ве­ли­кие ка­ды и боч­ки ме­ду, и хлеб, и мя­со, и ры­бу, и сыр, же­лая, чтобы все при­хо­ди­ли и ели, сла­вя Бо­га». Пи­ры устра­и­ва­лись так­же в честь по­бед ки­ев­ских бо­га­ты­рей, пол­ко­вод­цев Вла­ди­ми­ро­вых дру­жин – Доб­ры­ни, Алек­сандра По­по­ви­ча, Ро­гдая Уда­ло­го.

В 1007 го­ду свя­той Вла­ди­мир пе­ре­нес в Де­ся­тин­ную цер­ковь мо­щи свя­той рав­ноап­о­столь­ной Оль­ги. А че­ты­ре го­да спу­стя, в 1011 го­ду, там же бы­ла по­гре­бе­на его су­пру­га, спо­движ­ни­ца мно­гих его на­чи­на­ний, бла­жен­ная ца­ри­ца Ан­на. По­сле ее кон­чи­ны князь всту­пил в но­вый брак – с млад­шей до­че­рью немец­ко­го гра­фа Ку­но фон Эн­нин­ге­на, внуч­кой им­пе­ра­то­ра От­то­на Ве­ли­ко­го.

Эпо­ха свя­то­го Вла­ди­ми­ра бы­ла клю­че­вым пе­ри­о­дом для го­судар­ствен­но­го ста­нов­ле­ния пра­во­слав­ной Ру­си. Объ­еди­не­ние сла­вян­ских зе­мель и оформ­ле­ние го­судар­ствен­ных гра­ниц дер­жа­вы Рю­ри­ко­ви­чей про­ис­хо­ди­ли в на­пря­жен­ной ду­хов­ной и по­ли­ти­че­ской борь­бе с со­сед­ни­ми пле­ме­на­ми и го­су­дар­ства­ми. Кре­ще­ние Ру­си от пра­во­слав­ной Ви­зан­тии бы­ло важ­ней­шим ша­гом ее го­судар­ствен­но­го са­мо­опре­де­ле­ния.

Празд­но­ва­ние свя­то­му рав­ноап­о­столь­но­му Вла­ди­ми­ру бы­ло уста­нов­ле­но свя­тым Алек­сан­дром Нев­ским по­сле то­го, как 15 мая 1240 го­да по­мо­щью и за­ступ­ле­ни­ем свя­то­го Вла­ди­ми­ра бы­ла им одер­жа­на зна­ме­ни­тая Нев­ская по­бе­да над швед­ски­ми кре­сто­нос­ца­ми.

Но цер­ков­ное по­чи­та­ние свя­то­го кня­зя на­ча­лось на Ру­си зна­чи­тель­но ра­нее.

Мит­ро­по­лит Ила­ри­он, свя­ти­тель Ки­ев­ский († 1053), в «Сло­ве о за­коне и бла­го­да­ти», ска­зан­ном в день па­мя­ти свя­то­го Вла­ди­ми­ра у ра­ки его в Де­ся­тин­ном хра­ме, на­зы­ва­ет его «во вла­ды­ках апо­сто­лом», «по­доб­ни­ком» свя­то­го Кон­стан­ти­на, и срав­ни­ва­ет его апо­столь­ское бла­го­ве­стие Рус­ской Зем­ле с бла­го­ве­сти­ем свя­тых апо­сто­лов.

Имя и де­ло свя­то­го рав­ноап­о­столь­но­го Вла­ди­ми­ра, ко­то­ро­го на­род на­звал Крас­ным Сол­ныш­ком, свя­за­но со всей по­сле­ду­ю­шей ис­то­ри­ей Рус­ской Церк­ви.
«Им мы обо­жи­лись и Хри­ста, Ис­тин­ную Жизнь, по­зна­ли», – за­сви­де­тель­ство­вал свя­ти­тель Ила­ри­он.

Источник: Спасо-Преображенский собор

Духовная жизнь Святые Святой Равноапостольный Великий князь Владимир

Количество просмотров : 78