МЕСТО ЛИ БОГУ В ТЕКСТЕ ОСНОВНОГО ЗАКОНА?

Дело не шуточное. Для верующих Господь есть высшая реальность и корень всякой другой реальности. Если усомниться в Его бытии, то в чем тогда нельзя усомниться? Весь мир превращается в пыль и марево. Не на что опереться. Для сторонников же либерального дискурса: «хочешь – верь, хочешь – не верь». Вера касается личного выбора, а вовсе не объективной реальности. Вера – дело твое, и на суть вещей это не влияет. При таком подходе Господь устраняется из реальности и вытесняется в сферу личных психологических переживаний (без права выхода наружу). И вдруг вопрос: быть или не быть упоминанию о Боге в тексте Основного закона страны? «Да» и «Нет» здесь сталкиваются друг с другом с той же степенью непримиримости, что римляне и Ганнибал при Каннах или Наполеон с англичанами при Ватерлоо. Победа одного мировоззрения означает крах другого. И если христиане порядком попривыкли к историческим насмешкам, унижениям и преследованиям своей веры, то оппоненты, при всей широте либеральных душ, к сдаче позиций совсем не готовы.

Итак, зачем нам Господь в Конституции? Дерзну попробовать пояснить зачем.

У Маркеса в эпопее о деревне Макондо и ее обитателях есть рассказ о том, как ее жители перестали спать. А длительная бессонница – это известный факт – провоцирует сумасшествие. И вот люди стали потихоньку терять здравый рассудок и память. Стали забывать, как их зовут и где они живут. Стали забывать названия предметов. Поначалу спасались тем, что писали имена предметов на самих предметах: «чашка», «колодец», «корова» и т.д. Но потом заметили, что это не спасает. Смысл букв и их звучание они тоже стали забывать. И тогда кто-то умный, пока не поздно, повесил на столбе в центре деревни надпись: «Бог есть». Люди читали ее, и постепенно к ним вернулась память и смышленость в вещах повседневных и элементарных. Разум к ним вернулся. Такова сила истины, и гениальный Маркес здесь (что часто бывает в литературе) вышел далеко за пределы литературного вымысла и приблизился к огнедышащей правде. Люди, вспомнившие, что Бог есть, вслед за этим вспомнят и все остальное. По сути это воплощенный тезис блаженного Августина о том, что, если вы хотите, чтобы все стояло на своих местах, поставьте Бога на подобающее Ему главное место. Все остальное тогда займет смиренно свои места.

Если вы хотите, чтобы все стояло на своих местах, поставьте Бога на подобающее Ему главное место

И мы привычно хотим, чтобы доктор качественно лечил, не ожидая подарков, а судья честно судил, не оправдывая виновного и не осуждая невинного. Хотим, чтобы строитель строил на совесть, и учитель учил на славу. Но как мы достигнем этого, если Самому Господу Богу не дается место в общественном пространстве и оставлены только тесные закоулки отдельных душ, да и то без права говорить вслух об источнике смысла и жизни? Как?

Поднять надпись «Бог есть» над головами всех людей означает то же, что сделал Моисей, когда воздвиг медного змея над головами странствующих евреев. Они, взирая с верой на изображение медного змея, исцелялись от укусов реальных змей, жаливших их за грехи. Обычно Крест святой принимается за аналогию с тем медным змеем, что и правильно. Но Крест, венчающий храмы и надетый на шею, уже не так явно говорит об истине современному человеку. Он стал привычен как элемент культуры и традиции. Нужно еще и слово. И слово «Бог есть» будет играть ту же роль, что и знамение победы над смертью, поднимаемое над головами в дни праздников или погружаемое в воды при их освящении.

А вот, скажут, у нас мультикультурное общество, разные религии и бла-бла, бла-бла. Так я вам скажу, что все мусульмане России будут единогласно «за» присутствие упоминания о Боге в тексте Конституции. Про евреев с уверенностью не скажу, хотя им от Бога отказаться означает и евреем перестать быть. Но главные враги Господа в нашей стране это люди с русскими фамилиями. У них разные мотивы: коммунистическая инерция, дремучая дикость, новейшее либеральное басурманство или что-то еще. Они боятся, что кто-то их молиться заставит. Смешные люди! Молиться даже верующего трудно заставить. Молитва есть тайна и дыхание бессмертной души, о чем с неверующим и говорить не получится. Здесь пусть будут совершенно покойны. Но пусть вспомнят однако, что последнюю сотню лет нами правили сплошь атеисты, стихийные и сознательные. И столько судеб поломанных, столько крови пролитой безжалостно, сколько было при правлении уверенных в своей правоте безбожников, еще мир не видал. Именно атеизм в одежках дарвинизма и под флагом марксизма терзал наш народ и издевался над ним последнее столетие. Как бы ни было тошно жить иной раз при других формах правления, но все Гулаги, репрессии, продразверстки, большие чистки, повороты рек, все застенки и слежки, все унижения и страхи последней эпохи есть плод деятельности черных нераскаянных душ и одеревеневшего от безбожия сознания. И я, как гражданин, говорю: Хватит! Хватит править русским народом тем, кто по великому развращению ума своего от Господа Вседержителя отказался.

При этом вспомните, что в Штатах президент присягает на Библии, говоря: «Да поможет мне Бог!» Те же слова произносят в Румынии, Норвегии и некоторых иных странах. О том, что они верят в Бога, американцы даже на долларах пишут, и до сих пор ни одна мышь еще ни малейшего протеста не пропищала. Перед лицом Единосущной Троицы приносят присягу в Греции. Божественную Троицу признает источником правды и добра конституция Ирландии. «Осознавая свою ответственность перед Богом», написали свою конституцию в Германии. Оттуда эта фраза дословно перекочевала в конституцию Украины. «Боже, благослови венгров» – читаем в конституции этого народа, и, хотя там тоже есть атеисты (где их нет?), никому в голову не приходит оспаривать очевидное.

Да, скажут, там это – дань историческим формам бытия, которые до времени терпятся, но скоро отойдут в архив. Знаю. Согласен. И уже глава правительства социалистов в Испании отказался присягать на Евангелии. И раздаются голоса о возможном снятии Крестов с флагов скандинавов. Действительно, в Норвегии, Швеции, Финляндии даром что кресты на флагах, а верующих днем с огнем поискать. И они будут со временем менять свою символику под свою обезбоженную душу. Это их право и их неизбежность. Но у нас иное. Пусть кто-то устал верить и хранит христианские знаки внутри своих государственных символов по инерции. Мы верить не устали. Многие из наших только-только просыпаются от спячки. Природа российского бытия такова, что без Бога мы деградируем стремительно и исчезаем с шумом. С Богом же мы живем, как свежее дерево при водах, и именно по этому здоровому бытию душа народа истосковалась.

Собственно, все люди и народы без Бога деградируют и исчезают. Но на России это как-то уж очень заметно и наглядно совершается.

Поднимите повыше табличку «Бог есть» и только тогда требуйте на законных основаниях от жизни и людей милосердия, понимания, осмысленности и братской любви. В противном случае ничего не требуйте. Мир будет просто зверинцем с похотливыми и жадными обитателями, а вы будете отчасти лично виновны в таком положении дел.

Протоиерей Андрей Ткачев Бог Культура и традиция Церковь и общество

Количество просмотров : 22